Yume no sekai

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Yume no sekai > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
пятница, 14 сентября 2018 г.
Тест: • [F63.9] - Creepypasta three; # jeff the killer xxx Для всех... Белый снег холодный сон 00:35:40
­Тест: • [F63.9] - Creepypasta
three;


# jeff the killer

­­

xxx



Для всех окружающих, существование его было непримечательным. На людях он был обычным парнем, любящим вечерние прогулки, что давали ему бодрость и свежесть перед ночью. Ведь именно в это время, с восходом ночного светила, он превращался в настоящего демона.
Он был парнем необщительным, и отсутствие друзей только усилили его замкнутость, но присутствие одной девушки не давало ему окончательно сойти с ума.
Но все было не так просто.
Видя, как чужие руки ложатся на ее талию, он закипал. Глаза краснели, кровь начинала бурлить. И тогда он шел убивать.
Кровь брызгала на него фонтаном, но он продолжал рубить и резать, пока руки не уставали. Он никогда не смотрел куда наносил удары, он просто резал, глядя в сломанный калейдоскоп.
Девушка контролировала его действия, манипулировала им, сама того не зная. Юноша перерезал всех ее ухажеров, уродовал тела маленьким ножом для того, что бы остаться одному. Без конкурентов.
Он должен был заполучить тебя. Любыми способами. Это была его цель с того момента, когда он встретил тебя у фонтана поздно вечером. Тогда, ты согласилась на очередное свидание, а он тем временем шел от врача.
Парень был болен с самого детства. От безграничной мании, он не обращал внимания на обострение своей патологии. С каждой неделей, количество молодых убитых людей все росло, а в городе объявили чрезвычайную ситуацию: оповестив всех граждан по радио и телевидению, что в городе объявился маньяк, власти запретили всем выходить из дома без надобности днем, а ночью и подавно закрывшись на все замки, не высовывать нос на улицу.
Между тем, психопату, это не мешало продолжать убивать. Он все равно следил за девушкой и всеми ее парнями и жестоко с ними расправлялся, умело заметая за собой следы…
Его состояние ухудшалось с каждым днем. Пароноидальная мысль о том, что ты достанешься кому-то другому, не оставляла его и сегодня. Он был на взводе.
Глядя на то, как какой-то длинноволосый блондин покупает тебе сахарную вату, он моментально пришел в бешенство. В его глазах появились яркие битые стекла, словно он смотрел в сломанный калейдоскоп. Фигуры менялись, перестраивались, чередуя цвета, а парень закипал. В такие моменты, он плохо себя контролировал. Ему казалось, что он выпадает из реальности, в мир разноцветных геометрических форм, где не было ни звуков, ни времени. Здесь не было крови, паранойи. Здесь была тишина и был покой. Тут обитала ты.
Впервые в жизни, он не хотел возвращаться в реальность.
23:40
Накинув белый капюшон, юноша подкрался к кассовому ларьку и попытался подслушать ваш разговор, но из-за гула аттракционов и смеха детворы, ничего разобрать не получилось.
23:47
Сжав рукоядку ножа в кармане своей толстовки, он занял позицию за мусорными контейнерами так, что бы его самого, с аллеи , видно не было, но ему был бы виден весь бульвар и самое главное – ты.
23:50
Держа под наблюдением влюбленную парочку, маньяк обдумывал, как лучше и незаметней будет прирезать жертву и вот оно чудо – блондин поцеловав твою ладонь, направляется к туалетам. Незамедлительно, парень в белой кофте пробрался к кабинкам и зайдя в одну из них, дверь за собой не закрыл.
23:51
В паху образовалась жгучая противная боль. Ее нужно убрать. Срочно. И психу вновь повезло: голубоглазый блондин входит именно в ловушку маньяка.
23:52
Изуродаванное мужское тело, лежит на полу, уткнувшись головой в отверстие унитаза. <<Теперь нужно замести следы…>> - глянув в дверную щель, психопат заметил, что ты спохватилась искать бывшего парня.
Стинув с блондина ремень, он надел петлю на уже холодное горло. Затем, взобравшись на унитаз, психопат, рискуя свалиться и выбить дверь головой, балансируя, пытается повесить некогда бывшую жертву за висящую на тонком проводе лампочку.
Отголосок приятного ощущения после убийства, вспыхнул в его сердце и придал юноше силы. И когда все было сделано по задумке, встала главная проблема: как выйти из кабинки будучи незамеченным?
Пока черноволосый обдумывал план побега, ремень не выдерживая веса, рвется, не успев сломать шею психопату. Тот быстро отскочил в сторону, но все же выбил пластмассовую дверь. Покатившись куборем к мусорным бакам, ему удалось остаться незамеченным. Сегодня, удача была на его стороне. Уже третий раз за этот вечер, фортуна повернулась к нему лицом. Обдумав этот вопрос среди черных мешков и вонючих коробок, он решил, что вытащил выйгрышный билет. Раз все идет согласно плану и даже лучше, наверное и у тебя с ним может что-то сегодня завязаться.
Высынув голову из контейнера, он увидил тебя, твои слезы и припадок. <<Все мы больны…>> - подумал он, и о вот он, шанс! Подойти к девушке, утешить, пригреть. Вот он шанс! Вот он, родненький.
Но его останавливает кровь. Красные пятна на руках, кофте, лице. И тогда он незамедлительно вытирается белою толстовкою и спешит к тебе. Но вновь замирает – у сортиров полиция. <<Мр_зи...>>
Маньяк снова прячется за баками и ждет момента улизнуть. Но увидев подъезжающую скорую, он спешиn за машиной, скрываясь в подворотнях и кустах.

Идеально чистая палата. Запах хлора заставил тебя проснуться.
- Вы пришли в себя, - вроде как обрадовалась медсестра, - замечательно.
Ты повернула голову к открытому окну и вдохнула свежий воздух.
- Он жив? – спросила ты в пустоту, и в ответ услышала:
- [Т.И.]…
На глазах навернулись слезы. Ты сжала зубы, что бы не закричать.
- Мне жаль… - продолжала медсестра, но ты ее уже не слышала.
Плотно сжав веки, твое лицо исказилось. Внезапно, ты увидела вспышку. Это были тысячи разноцветных фигур, разной формы. Они меняли свои цвета и размеры, пока тело не пронзила боль в висках. И тогда калейдоскоп исчез, унеся с собой все неземные узоры.
Сфокусировав взгляд, перед собой, ты увидела молоденькую медсестру. Ее грудь была разорвана, весь пол был залит кровью. Тяжело дыша, ты подняла руку. В ней что-то вибрировало. Теплое, скользкое.
Шок и неверие обрушились на тебя. Ты поверить не могла что держишь еще пульсирующее сердце. От вида живого органа, тебя замутило, а в легких стало не хватать воздуха. Еще немного, и ты бы упала в обморок, но чужой голос, вернул тебя в реальность:
- Успокойся, - неожиданно, за своей спиной, ты услышала мужской глас.
Резко обернувшись на звук, ты увидела в окне черноволосого парня. Он медленно взобрался на подоконник и спрыгнул в палату.
- Ты все сделала правильно, - произнес он почти шепотом и отвел взгляд в сторону, на некогда бывшего сотрудника больницы.
- Хорошая девочка… Моя девочка…
Ты немного замялась, делая шаг назад. Затем вновь взглянула на колеблющийся орган, вскрикнула и дрожащей рукой, кинула его в стену. Новые брызги крови запачкали койку.
- Кто ты? – спросила ты своего нового незнакомца.
Он был невысокого роста, бледнокожий и худой. У парня были длинные черные волосы и темные глаза.
- Для тебя просто Джефф, - тихо произнес он и положив тебе руку на плечо, призвал присесть.
Ты покорно опустилась на испачканную койку, а черноволосый устроился на полу напротив. Между вами было всего два отличия: он парень, ты девушка. Он живой, а ты была уже мертва. В остальном, вы полностью похожи: больной, сумасшедший взгляд, желание убивать и лишь ради одного: любви.
- Прошу, пойдем со мной. Я уберегу тебя от всего и всех. Мы будем вместе всегда. Счастливы… Прошу… Мне тяжело существовать без тебя…
И повисла пауза. Какое-то время, вы смотрели друг другу в глаза, а после, твои веки закрылись. Губы изогнулись в странной улыбке, стараясь не следовать его просьбе уйти в темноту.
- Сумасшествие…
Ты положила ладонь на лоб, смерив температуру тела, а затем вытерла рукой вспотевший лоб. На нос с него упала капелька крови и скатилась к губам. Словив ее языком, ты попробовала алую жидкость на вкус и сделала заключение:
- Даже слаще твоего признания…
Эта картина и слова, ввели парня в состояние пламенного экстаза. Он столько лет потратил на убиение и огорождение тебя от других мужчин и наконец, у него это получилось. Получилось даже лучше, чем он мог себе представить.
Фортовый парень.


xxx

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-558.html

Категории: Creepypasta
Тест: • [F63.9] - Creepypasta two; # hoodie xxx Этой ночью, тот же... Белый снег холодный сон 00:34:53
­Тест: • [F63.9] - Creepypasta
two;


# hoodie

­­

xxx


Этой ночью, тот же самый психопат, что и до этого, ходил во сне. Неведомая сила вновь привела его к крыльцу твоего дома и вскоре бросив, убежала.
Темной статуей, парень стоял напротив твоей двери и как-будто бы чего-то ожидал. До него с трудом доходило его местонахождение, но когда он увидел знакомые ступени, досада незамедлительно отразилась на его лице.
Он снова ходит! Никакие лекарства, ему уже не помогают, а сегодня ночью, он выпил двойную их дозу.
Молодой человек стоял босой на недавно скошенном газоне, все в той же желтой толстовке. У него уже не было в сердце место для страха или стыда. Он просто устал от ночных прогулок и жизни без сна. Он не хотел быть таким. Не таким как все. Странным. Чудаковатым.
Ему хотелось быть обычным подростком: бегать со сверстниками по крышам гаражей, учиться, развиваться, и наконец, влюбиться в простую девчушку, и гулять с ней до утра. Но никогда не знаешь, что приготовит тебе жизнь на следующий день… Он лег в кровать будучи жизнерадостным человеком, а проснулся уже душевнобольным. Родные родители погибли, другие же - усыновили. Отчим издевался над ним и его сводной сестрой, а после, и вообще, убил ее. Увидев сводную сестру в лужи крови, парень не раздумывая взял нож с кухонного стояла и убил им своего отчима.
Ему было 17.
Теперь, он мог бы уже работать, имея высшее образование. Но его у него не было. Он долго лечился, лежа в разных больницах. Но кажется, ситуация только ухудшалась. Врачи ничем не могли помочь молодому человеку, лекарства с каждым годом отказывались помогать его организму, который успел привыкнуть к медикаментам. Он постоянно требовал все большую дозу. Но ведь должны были быть границы…
Сегодня он решил рискнуть, выпив двойную дозу не только антидепрессантов, но и снотворного. Но судьба была не благосклонна к молодому человеку: все вновь произошло впустую.
Отчаявшись, парень в капюшоне медленно подошел к крыльцу и глянул в окно. За ним, ты допивала остывший чай, готовясь ко сну. Моешь посуду, вытираешь стол, кормишь кота. Вся в заботах, вся в проблемах.
И так каждый вечер.
Внезапно, он почувствовал, как сердце его защемило. Снова. Он знал, что должен идти прочь от сюда, но он не мог сдвинуться с места. Он понимал, что не должен попасться тебе на глаза, ведь если ты увидишь его такого, чудаковатого, то никогда не заговоришь, и будешь вечно его избегать. А он этого боялся. Но почему-то именно сегодня, его руки тянулись к карнизу, как никогда до этого, а алые глаза, именно сегодня, особенно ласкали изгибы твоего полуобнаженного тела. Вид небольших грудей, стройных ног и ровной спины, заставлял кровь бурлить, а звонкий смех, призывал ее бешено мчаться по венам.
Когда ты полила последний цветок на подоконнике, выключила свет на кухне, то вросла в землю: ты столкнулась с взглядом рубиновых глаз.
Человек в капюшоне тихо выругался и отвернулся. Он провел руками по лицу, ненавидя себя за то, что не ушел, когда был шанс. С этого момента, все для него закончилось.
Сейчас вот, вызовешь полицию, либо сама выбежишь во двор с криками, привлекая прохожих. И все узнают, застыдят… Снова упекут, запрут и еще больше возненавидят…
Он жаждал заполучить тебя. Вчера, сегодня и всегда. Но он сдерживался, помогали лекарства. Но сегодняшняя передозировка, дурно сказалась на его самочувствии.
<<Все, теперь только вперед>> - он уже не мог здраво мыслить. Нащупав на земле камень, он запустил его в окно. Стекла тут же разлетелись по двору и кухне. Звон битого стекла, разнесся в его голове подобно сотни колоколам. Юноша схватился за голову и тяжело, громко задышал.
- Пошел прочь! – крикнула ты и взяла то, что первое попалось под руку. Сковорода – отличное средство для самообороны, жаль только то, что ты не умела ею пользоваться, кроме как готовить на ней.
<<А что тут сложного? Главное знать куда бить…>> - ты вела диалог сама с собой.
Ты пристально смотрела в глаза хулигану, угрожая при этом сковородкой. Его внешность отчетливо говорила о том, что он обычный озорник. Не более.
Ох, если бы ты знала, как ошибаешься…
Темная кожа дебошира принялась постепенно светлеть. Она краснела и набухала от неожиданно вспыхнувшего возбуждения. Еще никогда, он не испытывал подобную бурю эмоций к какому либо человеку. Жизнь сделала его психопатом и мизантропом. Он всегда сторонился людей, он их ненавидел. А сейчас, все было совсем наоборот…
Он не мог понять себя. Казалось, что он попал из одного дурдома в другой.
Ноги юноши слегка подкосились, но он устоял, чуть не упал.
- Либо ты сам уйдешь, либо я помогу тебе исчезнуть, - сказала ты сквозь сжатые зубы.
Твоя просьба слегка огорчила молодого человека, но он подбадривая себя, не послушался. Твоя близость, творила с ним немыслимые вещи. Выпрямив спину, он медленно двинулся вперед, к тебе, сжав кулаки.
Тут то ты забеспокоилась по настоящему. <<Может и в самом деле маньяк?>>
Он смотрел на тебя в упор, плотно сжав зубы. Ноги стремительно вели его на кухню. Потерять контроль над собой - самое страшное. Аффективное состояние и панические атаки ведут к безумным и ужасным поступкам.
Каждый нерв теле юноши был напряжен. Он лихо взобрался на подоконник и через секунду, был уже на темной кухне.
- Уйди… Уйди!!! – закричала ты и отступив назад, невольно уперлась в стену. От страха, пальцы потеряли способность держать. Сковородка упала на пол, оставив след на ковре.
Мужские руки легли тебе на бока и прижали к своему телу сильней. Они дрожали. Они жаждали…
Сквозь легкую майку, ты остро чувствовала каждую точку соприкосновения, а ниже пояса ощущала его мужское естество. Теперь не сложно было догадаться, что он тебя хотел.
Ты вцепилась в его плечи и попыталась отодвинуть от себя, но силы были не равны. Молодой человек резко притянул твое лицо и впился в твои губы. Неумело, пошло. Его язык принялся насиловать твой рот, а руки тем временем крепко держали твое тело. Не думая, ты ударила его кулаком в пах, но он лишь ухмыльнулся. На лице расплылась кровавая улыбка и от улыбки этой, бросило в жар. - Приятно.
И маньяк сделал шаг в пустоту, провалившись в пропасть: заломив твои кисти одной рукой, он уложил тебя на пол, среди разбросанного стекла и впился в шею. Засос за засосом, он прокладывал дорожку прямо к груди. Другой же рукой, он водил по полу, в поисках осколков и когда наткнулся на них, незамедлительно сжал их в кулак. Больно.
Парень задерживает дыхание на несколько секунд и тяжело выдыхает тебе в шею, щекоча кожу. Ему становится легче, лучше...
Оседлав тебя, он вытер кровавую руку о твою щеку, проведя пальцем от шеи к груди.
Твое тело передернуло. С тоской поглядев на человека в капюшоне, ты успела разглядеть в его лице знакомые черты. Ты попыталась было высвободиться, но лишние движения лишь ухудшали твое состояние: осколки, на которых ты лежала, все глубже впивались в кожу, пуская кровь.
Вид алой крови и свежих ран, взбудоражил парня еще сильней. Не церемонясь, он разорвал твою майку, потянув материал в разные стороны. Перед его похотливым взглядом привстала твоя грудь.
- Не делай этого! – ты почти плакала. Сделать любое движение – было боязно и больно. Стекла под твоим весом постепенно дробились и образовывали лишь новые раны.
Лежа обездвиженная, тебе ничего не оставалось, кроме как отдаться в руки этому психопату, которому от жизни нужна была лишь любовь. Необходима, как воздух.
Жаль только, что ты узнала об этом так поздно. Тогда, когда все зашло так далеко. Узнай ты раньше, может быть, еще можно было бы что-то изменить?
И внутренний голос оказался прав, нашептывая тебе на ушко, броситься в этот безумный круговорот его мечтаний.
- Худи, - до боли знакомый ему голос из прошлого. У тебя получилось преодолеть дрожь в голосе и с ним наконец заговорить.
И он остановился. Замер, нависая над тобой. По его щекам покатились слезы, и на тебя уставился пустой взгляд рубиновых глаз.
Ты обняла его изрезанными руками. Нежно, аккуратно. Одновременно всхлипывая и сжимая зубы от злости. Обняла, как обнимала брата и любимого отца, которого убил приемный сын. Прямо ножом в живот. Тогда, малыш перепугался, он подумал, что отчим убил его сестру.
Но какое будет его удивление, когда он узнает, что его сводная сестра жива. И что она – это ты?


xxx

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-558.html

Категории: Creepypasta
Тест: • [F63.9] - Creepypasta one; #laughing jack xxx Ты бесшумно... Белый снег холодный сон 00:34:08
­Тест: • [F63.9] - Creepypasta
one;


#laughing jack

­­

xxx


Ты бесшумно поднялась по лестнице на пятый этаж, остановилась у сейфовой двери и прислушалась. Было тихо и остро пахло хлоркой. Следом за тобой поднялся главврач и замер у стены.
- Справишься? - спросил он и получил в ответ кивок.
Ты вынула связку ключей и приступила по порядку открывать замки.
- Хорошо. Будь осторожна. Сама знаешь... Псих есть псих... - он развернулся на пятках и встав к тебе спиной, добавил: - я буду этажом выше. Чуть что... Медик вновь замолчал.
Ты снова кивнула врачу: давай, мол, иди. И лекарь покачав головой направился в свой кабинет.
Щелкнув ключом в последний раз, ты спряталась за дверной косяк и сразу же достала шприц из кармана халата. По прежнему тишина. Проведя ладонью по двери, ты все же долго не раздумывая, решила толкнуть ее ногой.
- Ух ты! Добро пожаловать! - впечатлился человек в койке, - давно у меня не было гостей! - не удержавшись, он подскочил к двери, что бы увидеть очередную жертву. Но ты не собиралась ею становиться. Ни сегодня, ни завтра. Никогда.
- Это снова я.
И из комнаты донеслись низкие стоны. Ты аккуратно засунула шприц обратно в обертку и закрыв за собой дверь, окинула пациента, валяющегося на полу: его узкое лицо было измазано белой краской, а губы подведены черной помадой. Темные линии аккуратно подчеркивали его белоснежную улыбку, доходя до самых ушей.
Несмотря на сильную боль от препарата, смеяться он не переставал.
- Смешно? - равнодушно спросила ты засунув руки в карманы и нащупала в одном из них очередную дозу. <<На всякий случай.>>
- Cколько вы можете приходить ко мне? - задыхаясь стонал больной, - когда же я убью последнего? Сквозь картонный нос, было слышно тяжелое дыхание.
Ты отступила на два шага от психопата, сжала кулак и одним сильным ударом, дала больному по грудине.
- Я последняя, кого ты видишь.
Пациент взвыл, хватаясь руками за невидимые перила.
- Ты убил стольких врачей... Но я в своем деле- лучшая. Меня ты не одолеешь.
Его бешеный взгляд быстро метнулся от одной стены к другой в поисках чего-нибудь оборонительного, но кроме мягкий стен и железной койки ничего в палате не было. И тогда он решил вонзить картонный, заостренный нос в тебя, но промахнулся. Силы стремительно покидали его.
Ох, как же он ненавидел врачей! Терпеть их не мог. Ведь это именно они упекли его сюда. Посадили. Закрыли от всех. Запечатали, словно древнее зло. Это они поставили ему диагноз, изуродовали. Это все они... У_людки.
- Ты хочешь жить?
Губы клоуна беззвучно чмокнули в ответ. Конечно же. Конечно же ему было плевать на свою жизнь и на самого себя. <<Но зачем она у меня это спрашивает?>> - пронеслось у него в голове и после, он выпалил:
- Хочу, - зачем он лжет? Он сам не знал. Наверное, ему был любопытен иной исход встречи, нежели обычный прием успокоительного.
- Вот и отлично. Будь хорошим мальчиком и ляг на койку, - приказала ты пациенту, сжимая в кармане укол.
- Как скажете, милая, - криво усмехнулся пациент и смиренно пополз к своему матрасу.
Ты молча ждала, пока он наконец-таки ляжет. И когда скрипнули пружины, ты с осторожностью приблизилась к больному. Тот, прикрыв глаза, играл роль сонного полудурка и конечно же, провести тебя он не смог.
- У тебя веки дергаются. И мышцы слишком напряжены. Кого ты обманываешь? - выжидающе, ты глядела на черноволосого пациента.
Уголки его губ тот час же опустились.
- Валяй, - он махнул рукой в сторону твоего чемодана, - напичкай меня лекарствами. Давай! У тебя это здорово получается!
Достав новый шприц, ты сняла с него колпачок и приблизила иглу к плечу пациента. Но он вдруг порывисто вскочил, недопустимо сократив дистанцию между вами. От неожиданности, ты подалась назад и выронила лекарство из руки. Сердце тут же заклокотало, отдаваясь в горле. <<Первая доза уже мала?>>
Молодой человек приблизился к тебе вплотную. Его холодный лоб, прикоснулся к твоему, обжигая при этом. На миг, тебе показалось, что он хочет тебя поцеловать. Но у психа были другие планы. Резко оттолкнув тебя головой, он упал, не устояв на ногах, но быстро собравшись, ринулся к двери. Ты же, с трудом приходила в себя. Лоб покраснел от удара и зародившаяся головная боль, не давала мыслить четко. <<Его нужно остановить!>> - говорил внутренний голос, а ноги бездействовали.
Псих тем временем был уже у выхода из палаты. Повернув оставленный ключ в скважине, он закрыл двери на все замки и дрожащей рукой сунул всю связку в рот.
- Совсем что ли из ума выжил?! - очевидный вопрос.
Ноги сами понесли тебя вперед, бросившись к юноше на помощь. Его рот стремительно наполнялся кровью. Изгибы ключа царапали нёбо и рассекали десны. А он смеялся, смеялся и остервенело пытался прожевать кусок отшлифованного металла и проглотить его. Зубы ломались, крошились, выпадали. Губы рассекались, окрашивая все вокруг в маков цвет. А он хохотал, и хохотал, и продолжал все глубже сунуть ключи...
Ты держалась из последний сил, что бы не закричать. Зрелище не из приятных, но не стоит привлекать внимание других врачей. Ты пообещала, что справишься. Ты в этом деле лучшая. <<Не забыла?>>
- Больной {censored}! - огрызнулась ты и попыталась схватить парня за волосы, но тот лихо увернулся, и не рассчитав силы, упал физиономией в пол.
Ему в лицо моментально брызнула кровь, испачкав твои белые брюки. Тут-то ты не выдержала и закричала.
Все же, зазубренный кончик ключа, безжалостно разорвал парню всю щеку.
- Да ты сама больная,- прохрипел он с последних сил и тут же замолчал. Силы наконец покинули его тело: cлабость в ногах подкосила его колени и мальчишка, словно ватой набитая игрушка, упал на мягкий пол. Он попытался было пошевелить пальцами рук, но конечности отказались подчиняться его мозгу.
По белоснежным щекам покатились слезы, оставляя черные дорожки и в серых глазах, застыл кукольный отсутствующий взгляд на тебя. Он в последний раз сделал тщетную попытку подняться, что бы отхаркнуться кровью с осколками, но за неимением сил, он закрыл глаза и замер в неестественной позе. Дыхание почти остановилось.
Растерянно глядя на него, ты какое-то время просто стояла в шоке. Разорванный рот и лужи крови вокруг, держали твой взгляд. Было странное ощущение: вроде как неприятно, где-то даже страшно, но в то же время интересно и любопытно.
Тряхнув головой, ты отогнала все навязчивые мысли прочь и направилась к чемодану. Достала из него аптечку, вернулась к обмякшему телу. Нужно было обработать поврежденный рот. В ход пошли иголки, нитки, обезболивающее...
Как только щека была зашита, ты решила осмотреть ключи. Все были сломаны и погнуты. <<Как теперь выйти?>> - уйти хотелось прямо сейчас, но теперь, придется ждать здесь, пока тебя не спохватятся искать.
Ты вновь опустила взгляд на больного и осмотрела его поближе. Кажется хрупким, тощим парнем. Тонкие пальцы посинели от холода, а длинные волосы, попадая в зубастый рот, закрывали бледное лицо. Жуткое зрелище. Жалкое.
Дотащив тело до койки, ты присела рядом с ним, и тут же, на тебя накатила волна необъяснимого спокойствия. <<Все закончилось? Наконец-то…>>
Но не тут-то было. По телу пробежали мурашки, когда что-то ледяное коснулось твоей ладони. Ты с ужасом поняла, что это - дрожащая рука психопата. Застыв на месте, ты боялась пошевелиться. Теперь, живот скрутило тебе. От ужаса.
<<Наверное, это конец... ничего не помогает...>> - обреченно подумала ты и с трудом повернув голову в сторону больного, ты обрадовалась: из его рта текли слюни, и сам он, был не в силах сомкнуть губы, а серые глаза по-прежнему смотрели сквозь тебя. В пустоту. <<Наконец. Наконец лекарство действует!!>> - ликовала ты, да рано. Что ж такое?!
- Ты никуда не уйдешь от меня… - его рука с нечеловеческой силой сжала твое запястье, словно знала, что ты от него скоро ускользнешь.
<<Приступ…>> - подумала ты.
Но что ты могла сделать? Дать очередную дозу? Не берут его эти лекарства… А от побоев, он ведет себя… странно… Ударь ты его снова, еще руку себе откусит. А он может. Он ведь психопат.
Ты попыталась было убрать ладонь, но он словно клешнями, держал тебя.
- Посиди, - попросил он, - ты пиршество для моих глаз.
Ты открыла рот, что бы запротестовать, но больной медленно поднявшись, сел в кровати и положив кровью измазанную ладонь на твое плечо, заставил застыть твоим словам на языке.
- Если бы ты знала… Если бы только представить могла, какого мне здесь.
Ты моментально сжала губы и опустила глаза, а длинноволосый продолжил хриплым голосом:
-Никто не навещает меня. У меня никого нет… Матери, отца… Я не знаю, что такое семья, я не понимаю, что такое ласка и забота.
Наступило молчание. Но юноша не прекратил рассказ. Он сделал короткую паузу, сдерживаясь, что бы не удариться головой об стену. Очередной припадок близок. Ему нравилось биться головой о стену. Он так успокаивался, получая удовольствие.
- Я хочу кричать, но не от боли. Тебе знакомо это чувство?
По его щекам вновь покатились слезы отчаяния. - И почему, когда рвет душу, так тошно?
Тебе очень хотелось ответить ему, но ни звука не сорвалось с твоих губ. Знакомое чувство это... Одиночество. Если обстановку еще можно было вынести и терпеть нескончаемые уколы,то скуку смертную - почти невозможно. Обуреваемая разными чувствами, ты не смогла найти нужный слов.
- Хорошо, что у стен есть уши... Иначе получилось бы, что я разговариваю сам с собой... - его глаза краснеют, краснеют и он изо всех сил пытается сдержать эту горечь в горле. Не получается.
Он резво вскакивает и бросается тебе на шею. Задерживает дыхание на несколько секунд, затем медленно выдыхает, как только чувствует твои теплые ладони у себя на спине. Они гладят его исхудалое тело, водят по ребрам и позвоночнику вверх-вниз, успокаивают.
Молодой человек стал дышать чуть ровнее. Ему становится легче, лучше, чем было. Он не хочет разрывать эту связь, образовавшуюся между вами. Слишком долго он пытался ее завязать и вот наконец, у него получилось?


xxx

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-558.html

Категории: Creepypasta
среда, 5 сентября 2018 г.
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
Тест: Её дар seven Д И Т Я С В Е Т А music: khalid ft. billie eilish... Белый снег холодный сон 02:56:13
­Тест: Её дар [Multifandom]
seven


­­­­

­­

Д И Т Я
С В Е Т А
music: khalid ft. billie eilish - lovely



­­


Вы с Эрикой прогуливались по парку перед тем, как обе вступили в ведьмин круг. Вечно сияющая Гардинн могла одним своим присутствием поднять тебе настроение, но сегодня всё было иначе. В груди было больно и душно, а в голове пусто. Есть легенда, что люди, прошедшие через пытки или угнетение, сохранившие чистоту в своем сердце, становились Словом Солнца, но было это так или нет, вы никогда не задумывались. Единственное, что знала сейчас Эрика - тебе больно, и домой вернуться ты не можешь, ведь именно там, каждый раз, из твоей груди вырывали сердце.
- Смотри! - привлекает твое внимание подруга, и ты устремляешь взгляд на причудливый круг, из ряда грибов, - Давай прыгнем в него, вдруг это что-то магическое?
Снисходительно улыбаешься, когда Эрика берет тебя за руку. Вы подходите ближе и на счет три вместе прыгаете прямо в центр ведьминого круга.
- Ты тоже это видишь? - ошарашенно спрашиваешь ты, поворачиваясь к подруге.
На лице русоволосой испуг и некое недоверие, она в замешательстве. Осторожно щипаешь её за плечо, Эрика взвизгивает, но картинка остается всё та же.
- Мы влипли, Эр, - констатируешь ты, перед тем, как испугаться шороха в кустах.

Время хранило человеческий облик Эрики, в отличии от тебя. На коже виднелись причудливые рисунки-завитки, буквально светящиеся изнутри, а в моменты сильной ярости твоя кожа вообще могла по цвету стать рядом с слитком золота. В такие моменты до тебя лучше не дотрагиваться, ведь это могло послужить возникновению ожогов на коже. Иногда ты ловила странные ведения, а в ночное время быстро выключалась, словно все силы выкачивали из тела. У жителей элдарии не оставалось вопросов к твоей принадлежности. Эвелейн доходчиво рассказала, что ты существо сотканное из света, такие нередко рождаются случайно, в основном у фейлинов, но не редкостью были случаи и в человеческих семьях. В этом было много приемуществ - раны затягивались сами, а иногда ты даже могла загадывать какие-нибудь желания, они со временем, но исполнялись.
- Не боишься схватить солнечный удар?
Разворачиваешься на голос, смотря как-то непонимающе, пока Эзарель, осознав какую глупость сморозил, сконфузился. От такого жеста заливаешься смехом, разряжая обстановку.
- Ты как обычно в ударе Эз, - прикрываешь рот рукой, лишь бы подавить смех, - Тебя давно не видно из-за работы, как ты себя чувствуешь?
Эльф довольно усмехается, греясь в лучах твоего внимания.
- Что ж, на ближайшие пару дней я точно свободен, - он опускается рядом на край фонтана, - знаешь, если у тебя будет время, можем сходить на пляж вечером.
- Пикник? - резво вопрошаешь ты, с широкой улыбкой, - банально, но то, что мне сейчас нужно!
- [и]... - эльф едва заметно краснеет, проваливаясь в свои мысли.
Он мечтал о твоем согласии больше всего на свете, посмотреть на твое лицо в закатных лучах, но то, что он должен сделать портило всё. Сердце в его груди предательски сжалось, стоило его взгляду столкнуться с твоим. Эзриэль замечает вдалеке силуэт Невры, и его губы кривятся в недовольстве. Брюнет жестом подзывает к себе эльфа, и тот вынужден оставить тебя. провожаешь начальника взглядом, пока тот не скрылся за кустами.
- Ну как? - тут же интересуется вампир.
- Согласилась, - удрученно вздыхает Эз.
- Мне тоже это не нравится, но это приказ, - Невра кладет бледную руку на плечо друга, слегка похлопывая, - Мы тут уже ничего не решаем, Эз.
Глава гвардии Тени проводит по спине друга в прощальном жесте, и уходит в сторону здания штаба. Синеволосый поворачивается лицом к музыкальному саду, заприметив, как знакомая макушка снует где-то среди растительности, а затем к ней присоединяется Эрика и её подруги. Эльф подавляет дрожь в руках, теперь уже шествуя прямиком к Миико. Он не хочет этого делать, но понимает, что отчасти это сделает его единственным близким ей существом на свете. Это то, чего он хочет с самого её появления.

­­


Эрика / Гардинн: Вы близкие подруги, ничего не скажешь. Наверное, ближе Эрики у тебя никого нет и не было. Вы учились в разных классах, в разных школах и не знали друг друга до её четырнадцатилетия. Всё изменилось, когда одна из подруг детства русоволосой привела тебя на свой день рождения, и вы с Эрикой тогда так разболтались, что к концу вечера были уверенны, что нужно встретиться еще, а потом еще и еще. Так и завязалась ваша крепкая дружба. Вы могли доверить друг другу секреты, которые не доверяли больше никому в этом мире, и в Элдарии тоже. Очень дорожите друг другом, и, если вдруг понадобиться, жизни отдадите ради того, чтобы другая продолжала жить. Ты очень ревновала Эрику поначалу, она всегда была окружена другими ребятами из Элдарии, тогда как сама немного отпугивала других. Первое время было тяжело, очень одиноко и страшно. Но девушка никогда не забывала о тебе, и всегда старалась находиться рядом, даже когда тебя съедали глупые предрассудки. Ты ей благодарна, ведь именно из-за Эр ты все еще ты.

Миико: Несмотря на то, что она кинула вас в клетку толком не разобравшись в происходящем, ты старалась думать о ней хорошо, всё время оправдывая в глазах Эрики. Но всё твое доверие кончилось, когда кицуне стерла память у близких твоей подруги, зная, как Эрика дорожит всеми своими друзьями и знакомыми, и, разумеется, родными. Для тебя это было слишком, и теперь уже тебе было стыдно за то, что ты каждый раз искала оправдания действиям Миико. Теперь было предельно и ясно, что ею двигает страх и глупость, как бы ты не сталась довериться главе гильдий снова, теперь это кажется невозможным. Миико видит сомнения в ваших глазах, каждый раз когда ей приходится делиться какими-то своими мыслями и изречениями. Она сожалеет о содеянном и, по большому счету, кицуне обеспокоенна тем, что не смогла завербовать вас, ведь раса Света очень могущественные существа.
- Люди считали таких, как Вы своими Божествами, - изрекает брюнетка поднимая взгляд голубых глаз на вас, - Поклонялись, почитали... и боялись вас.

Керо: Приятный молодой человек нашел приятную молодую девушку. Видит в вас большую схожесть, и поначалу был даже влюблен, хотя сейчас все его внимание уходит всё же на Эрику. Ты не обижаешься, считая Керо очень хорошим другом, не более. В какой-то степени была рада его уходу из гвардии Света, ведь считала, что в штабе его сильно недооценивают.

Икар: Она тебя боится. Брауни не понаслышке знают, насколько опасны такие как ты, ведь до создания Элдарии подобные тебе устраивали отлов этой безобидной расы. Ты не знаешь почему, да и книг по этому осталось не много, но Икар даже спустя года не может унять свой животный страх перед тобой, в любой момент готовая защищаться. Возможно на уровне инстинктов у брауни теперь заложено испытывать страх рядом с детьми Света.

Эвелейн: Эльфийка для вас мудрый собеседник, которого приятно слушать. Эвелейн нередко поможет с объяснением каких-то традиций или обычаев, что очень помогло вам с Эрикой освоиться в новом мире. Было время, когда ты ревновала подругу к Эвелейн, а сейчас эльфийка делает тоже самое по отношению к Эзраэлю и тебе. Сейчас ваши отношения немного испортились из-за внимания её бывшего к тебе. Это неприятно, и даже немного странно, ты не ожидала, что эльфы подвластны таким подлым законам. так или иначе надеешься на примирение с ней, хоть и не уверенна, что сможешь так же доверять её словам, ведь однажды она уже была готова тебя подставить. Ведет с тобой невидимый даже для тебя самой бой за внимание синеволосого, а ты, в свою очередь, стараешься делать вид, что всё как обычно.

Невра: Ты относишься к нему с подозрением. Излишняя слащавость вампира ясна и он даже не скрывает, что играет роль дурачка, но от того сложно определить, когда он шутит, а когда серьезен. Ваши отношения нельзя назвать дружескими, скорее просто приятельские, не более. Брюнет чувствует в тебе угрозу для штаба, ведь если эрика в конечном итоге срывается и выговаривает всё Миико, то ты бдишь, слушаешь и запоминаешь. Он понимает, что в твоей голове постоянно происходят мыслительные процессы, и именно они могут привести гильдию к гибели.
- Что ты тут делаешь? - натягивая улыбку спрашивает Невра.
Ты смотришь на него с прищуром, и вампир задерживает дыхание. На секунду им овладевает испуг, вдруг ты догадалась о происходящем? Ваши взгляды не расходятся даже когда гвардеец пару раз многозначительно моргает. Он улавливает едва заметное движение морщинок на твоем лице, сказываются навыки шпиона. Он видит на твоем лице минутное замешательство, затем что-то звериное, злое. Ему кажется, что ты сейчас набросишься на него, но нет.
- Я жду Эрику, - её голос холодный, хотя лицо самое доброжелательное.
Вы обмениваетесь вежливостями, и он ускользает куда-то по своим делам, тогда как ты проваливаешься в свои мысли.

Эзраэль: Вы - предмет его обожания. Это началось спустя долгое время, после вашего прибытия, поначалу всё внимание эльфа было устремлено на Эрику, та смешно реагировала на его колкости, раззадоривая всё больше и больше, а вы были слишком спокойной и непробивной для этого, воспринимая все его шутки с мягкой улыбкой. Он чем-то напоминал вашего сводного брата с Земли - такая же вредина, любящая пощекотать нервишки. Вы понимали, что всё было беззлобные шутейки, посему и не злились. Переломный момент настал когда вас послали на совместную миссию, на какой-то богом забытый остров. Корабль, на котором вы приплыли, волшебным образом отошел от берега, не без помощи Ашкора, и просто испарился за горизонтом, пока вы осматривали местность. Благо с собой были прихвачены припасы и палатка, к сожалению, одна.
Эзарель всё так же отчетливо помнил, как тряслось в ознобе ваше тело. Ночи на острове были теплыми, но вам было всё так же ужасно холодно, и ему ничего не оставалось, как приблизиться и обнять вас, прижимая остывшее тело к своему. Дрожь прошла, а он так и уснул, утыкаясь носом в копну девичьих волос. Стоило солцу показаться из-за горизонта, вы проснулись, но отталкивать Эзареля не стали, чувсвуя приятное тепло в груди, от одного только взгляда на безмятежное лицо начальника гвардии.
С этого и началась ваша интрижка, переросшая во что-то большее. Эльф менялся на глазах, стоило вам оказаться в поле его зрения. Внимательный, заботливый, нежный - лишь с вами он был таким, и вы отвечали ему тем же.
- Люблю, - сжимая вас в крепких объятьях шепчет эльф, прежде чем приникнуть к желанным устам.
На его лице не то, что беспокойство, а самая настоящая паника. Парень хочет убежать от обязанностей, но не имеет права. Чувствуете, как к вам в рот затекает какая-то жидкость, приятного, мятного вкуса, с ягодным привкусом. Точно такое же, какое когда-то насильно пришлось выпить Эрике. Затрещина на лице Эзареля, кажется, продержалась еще неделю. Он бы отдал всё, лишь бы она осталась навсегда, в обмен лишь на неделю вашей обиды. Но уже близилось к году с того момента, а вы всё так же злились, не только на него. Ваше сердце кровоточит, ведь тот, кого вы искренне когда-то полюбили, оказался предателем.
"Люблю"
Гласит записка под вашей дверью, а на кровати сновь оказывается пышный букет цветов. Сминаете бумажку и выкидываете, но цветы ставите в вазу, не в силах расстаться с красивыми растениями. Ставите их в вазу, но более не обращаете на них взор, ведь каждый раз, стоит заглянуть на синие лепестки, в сердце словно вонзается нож.

Валькион: Он старается быть для вас хорошим советчиком и другом, при возможности, но Валькион вам сильно не нравится. За всей этой игрой в заботливого папочку, он множество раз забывал, что иногда стоит попытаться вникнуть в то, что ему говорите вы. Стараетесь относиться к нему снисходительно, насколько это может быть возможным с его твердолобостью. Поначалу, вы даже не спорите, он казался таким очаровательным. Сейчас же лишь беспросветное ничего в ваших чувствах к нему.

Лейфтан: Нередко замечаете его заботливые, иногда даже по-животному жадные взгляды направленные на Эрику. Именно Лейфтан проявил к вам человечность, тогда как остальные испугались и посадили вас в клетку. Подталкиваете подругу на контакт с "мамочкой", как за глаза называете вы мужчину. Чувствуете тьму в его душе, но никак не могли найти её причину, хранили это в тайне, и делаете это до сих пор. Лейфтан и вы - хорошие друзья, которые могут поведать друг другу самое сокровенное.
- Она не примет меня такого, [и], никогда, - его губы кривятся в грустной улыбке, на что вы ободряюще кладете ладонь на его плечо.
- Её сердце уже в твоих руках, - переводя взгляд на Эрику шепчете вы, - храни его, и не переставай любить.
Мужчина смотрит на вас несколько удивленно, а затем в его груди, словно взрыв, вспыхивает счастье от услышанного. он точно знал, что вы не лжете, просто неспособны. Благодарен вам, все привыкли, что он заботиться обо всех, но по-настоящему отвечают ему тем же только Эрика и вы.

Алажея: Вы стараетесь делать вид, что не знакомы друг с другом. Тут история проста: рядом с Алажеей большой процент лицемерия, к которому у тебя непереносимость. Поначалу это всё казалось просто её реакцией на то, что вы с Эрикой чужие в штабе, но со временем ничего не изменилось, и твое сердце по отношению к русалке совсем зачерствело.

Камерия: Именно эта девушка научила вас паре приемчиков, и, о господи, спасибо ей за неплохой фитнес-зал! Первые несколько месяцев в элдарии Эрику экстренно нагружали заданиями, тогда как ты нередко оказывалась неудел, и приходилось лишь просиживать попу, пока ты не заметила, что едва влезаешь в выданную вам одежду. Именно Камерия помогла решить проблему лишнего веса, и, плюсом ко всему, подтянуть твою фигуру. Теперь ты не была той худощавой девчушкой с Земли, и не были полненькой попаданкой в Элдарию. Благодаря тренировкам дриады теперь ты была подтянутой девой с точеной фигурой и пикантными, упругими формами, на которые нередко заглядывались юноши из гвардий. Камерия одна из немногих, кто вас очень сильно привлекает, хоть она и редко бывает в штабе больше трех дней, вы стараетесь уделить ей время всегда.

Карен: Вы не приветствуете то, что такие молодые ребята вынуждены быть гвардейцами, да и даже если это по собственному желанию - нет. Нередко Карен и Хром становились причиной срыва, или почти, разнообразных миссий или совещаний глав Гвардий, что привело вас к такому умозаключению - не нужно набирать столь юных рекрутов. Карен несомненна милая девушка, очень заботливая и не менее взбалмошная, но иногда её привычки и желания разрушают всё вокруг. Ничего не имеете против девчушки, как личности, и очень недовольны ею (и не только), как гвардейцем.

Хром: Он тебя раздражает, к счастью все его внимание, как правило, направленно исключительно на Карен, потом уже на всё остальное. Не понимаешь, как он мог угадить в гвардию, но вспоминая, что там почти у всех свои тараканы, просто удрученно вздыхаешь и идешь помогать Хрому в сотый раз. Из-за него ты не редко оказывалась на ковре то у Невры, а то и у Миико. Выработав иммунитет к главам, ты взялась за Хрома, и теперь он не так охотно просит твоей помощи, однако, если никого по близости больше нет, то паренек удрученно идет просить подмоги.
- Как обычно, - устало вздыхаешь ты, улыбаясь как-то грустно.
- Прости, так уж получилось, - виновато опускает глаза Хром, на что вы лишь снисходительно улыбаетесь.

Каруто: Между вами нейтралитет. Возможно, если бы не Фен Зифу, то Каруто испытывал к вам симпатию, но все его внимание и мысли заполонил советник феникса. Бываете нередким гостем на кухне, не помогая Каруто, скорее развлекая разговорами. Несмотря на хорошее к вам отношение он всё так же никого не подпускает к плите, лишь когда идут приготовления к гостям или праздникам. Считаете, что ему нужно почаще прогибаться, больше интересоваться собственным ремеслом, а не воспринимать в штыки все рецепты, которыми вы делитесь.

Хуан Хуа: Чувствует в вас недюжую мудрость, но вместе с тем настороженно к вам относиться. Эрика - искренний человечек, которого Хуан Хуа читает в два счета, но Вы - другое дело. Она не слышит ваших мыслей в действиях и словах, которые вы рождаете. Феникс чует некую угрозу, пребывая в неведении о ваших думах и намерениях. В отличии от Эрики, которая открыто могла говорить о своих эмоциях и побуждениях, Вы молчали и думали, анализировали, делали выводы, и продолжали молчать. Недоверие рождает еще большее недоверие, это всё накатывается, как снежный ком, который никто из вас не хочет останавливать.

Фен Зифу: Не обращал должного внимания, пока Хуан Хуа не стала делиться с ним своими мыслями по поводу вас. Это были предостережения, после чего советник Феникса стал внимательнее присматриваться к вашей персоне. И хоть ведете вы себя как обычно, он не может отделаться от мысли о том, что во всем происходящем есть какой-то подтекст.

Найтили: Если бы не Лейфтан, то её убил бы Ашкор. Она видела в вас тот самый луч, который может провести гильдию прямиком к победе. Когда её кожу обожгло, женщина словно обезумела, а вы отчетливо помнили лишь её злобный оскал, перед тем, как ока замахнулась своим посохом на вас, больно ударив по ребрам, Найтили откинула ваше тело на ступеньки, окончательно выведя из строя. Тогда всё её внимание ушло на Эрику, но в бою ей не суждено было продержаться достаточно долго.

Ашкор/Ланс: Он ненавидел и ненавидит каждого в штабе, и Эрика не исключение. Но вот Вы оказались исключением из правил, уж не знаю, оттаяло ли сердце Ланса или нет, но он не может язвить или раздражаться, вспоминая вас. Его притянула эта печаль и тоска в глазах, эта отрешенность от целого штаба, будто бы вы кусочек совершенно иного мира, застрявший тут, не в силах что-либо предпринять. Хотя, по сути, так и было. Когда Лейфтан сообщил ему, что вас хотят поставить под требунал за то, что совершили они ( в тайне ), собрался выкрасть вас, на что даже не собирался получить одобрение демона, но тот и против не оказался.
Было легче выкрасть вас ночью, когда сознание отключалось совсем, и вы не могли покинуть царство Морфея, однако пробуждение было не самое лучшее. Спина болела, глаза болели, болело, в общем-то, всё. Вы нашли себя в неизвестном месте, на неудобном спальном мешке где-то в глубине леса, где было по-уютному тепло и безмятежно. У уже затухшего костра сидел Ланс, облаченный в привычные ему доспехи.
- Доброе утро, - изрекаете вы, опускаясь рядом, - Вы ведь напарник Лейфтана?
Он ничего не может сказать от удивления.
- Эрика рассказывала мне, ну и я видела вас у Фейхуанов, как вы разговаривали, - вы как-то по-доброму улыбаетесь, устремляя взор на тлеющие угольки, - Вы Ашкор, верно?
- Не совсем, - слышите усмешку в его голосе, мужчина снимает маску, - Мое имя Ланс.
Из-за того, что вас не особо посвящали в тайны главы гвардий, вам было незнакомо это имя.
- Приятно познакомиться, я [и], - вновь поворачиваетесь к нему лицом, протягивая руку для рукопожатия.
Ланс замер на секунду, борясь со своим желанием, однако оно всё равно побеждает, и тогда мужчина хватает вашу ручку, подносит к губам и запечатлевает прохладный поцелуй на нежной коже.
- Я знаю.


Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-525.html

Категории: Eldarya
Тест: Её дар six И С Ц Е Л Е Н И Е music: hammok - on {censored... Белый снег холодный сон 02:51:24
­Тест: Её дар [Multifandom]
six


­­­­

­­

И С Ц Е Л Е Н И Е
music: hammok - on {censored}



­­


{censored} они и её друзья только оказались тут, в глуши Монтаны, никто из них не думал, во что превратиться их жизнь.
Было страшно, кажется, Джесс, подруга [и], паниковала больше всех. Её пугали лица людей, в них была дикость, но вместе с тем какая-то простота, которой так не хватало [ф] в городе. И Джесс тоже её не хватало, ведь иначе она не отправилась бы с друзьями в путешествие, у которого плана-то и не было. Но находясь тут, вреди странных фанатиков, половина группы уже не была так рада их задумке. В памяти еще свеж шепот подростков, мольбы о помощи и молитвы Богу, о скором возвращении домой. Только в отличии от этой половины группы была и другая, и им некуда было возвращаться. Сладкие речи Отца не одурманивали, но давали надежду, так недостающую этим сердцам. И они остались, под ошарашенные крики Джесс и парней, их место было тут, и [и] не была исключением. Она всегда бежала от всего этого: от проклятых офисных червей, от злых преподавателей, от собственных родителей, которые никогда её не любили.

Джозеф не заметил, как привязался к [и], и как привязались к ней его братья. Вокруг неё всегда была атмосфера тепла и спокойствия, из-за чего одно присутствие девушки доставляло мужчинам удовольствие. Она, казалось бы, играла роль прихожанки, за время пребывания в "Вратах Эдема" уйдя в глубокое изучение целебных трав и прочих странных, но действенных вещиц. Иногда её мягкость казалось ангельской, и совсем скоро Отцу уже казалось, что никого нет чище и прекрасней, чем его малышки [и]. Тем временем, ею была обеспокоена Фейт, нередко наседая на уши братьям и объясняя, что ни на неё, ни на её друзей не действует наркотик, еще хуже - он перестал действовать на некоторых прихожан. Однако, их численность лишь росла, и опасности в этом не видел никто.
- Как ваше настроение, Отец, - пробираясь в молитвенный зал, с улыбкой спрашивает [и], - Джон попросил меня что-то забрать тут.
- Доброе утро, [и], - только услышав её голос, Джозефу кажется, что настроение у него лучше и быть не может, - Брат ничего не говорил мне об этом.
Девушка осматривает скамейки в помещении, но не находит ничего похожего на вещи младшего Сида. Уже готовая уйти, её вдруг останавливает мужчина, мягко подхватив под локоть.
- Давай поищем, уверен, он послал тебя не просто так, - губы Отца изгибаются в мягкой улыбке, из-за неё на щеках чувствуется жар, девушка коротко кивает.
- Спасибо за помощь, - её улыбка кажется немного уставшей, и только после того, как Сид-старший это заметил, его глаза начали видеть всю вымотанность [ф].
Она едва двигала ногами, устав от каждодневного сбора урожая и поиска нужных для отваров трав. Под глазами проглядывались темные круги, которые она тщательно пыталась скрыть пудрой, а может мукой? И при этом ей умудрялось быть в глазах Отца столь манящей, что он не сдерживается, и, подкравшись сзади, хватает девушку за локти, опускаясь лбом на её макушку.
- И даже твои волосы - дурман, - шепчет Джозеф, от чего по спине бежит стая мурашек, - Ты пахнешь так приятно.
[И] молчит, но в отражении вазы мужчина видит смущение на её лице. Самая милая, самая красивая, самая желанная для него. Джозеф уже и не помнил, когда последний раз чувствовал такую тягу к другому человеку, и чувствовал ли он её вообще. Девушка ловко выскальзывает из сильных рук, стоит Отцу немного ослабить хватку. Она подхватывает ключ, явно принадлежавший брату, и, скорее всего, был от его излюбленного бункера. [ф] сверкает улыбкой, и убегает прочь, подальше от тех чувств, обуявших её сердце. Усталость наваливалась ужасно сильно и не вовремя, но добравшись до округа Джейкоба, ей уже было намного легче, ведь тот любезно предложил помощь. Присутствие в его владениях [и] давало Джейкобу спокойствие и, в некоторым роде, удовольствие. Он считал подарком божьим то, что именно тут, на его территории, росло большее количество трав, так нужных [ф].

Задержание Джозефа не состоялось, но прихожане были в ужасе, когда один из полицейских произвел выстрел, и попал точно в центр груди Сида-старшего. И [и] помнила тот ужас и суету, созданную людьми, тот гул, который почти оглушил её, и эта гудящая во всем теле усталость не давала трезво мыслить. Действуя по наитию, девушка опускается на землю, рядом с мужчиной. Его рот заполнен красной кровью, и будь это кто-то другой, [ф] побрезговала бы, но не в этот раз.
Под напуганными взглядами Джона, Джейкоба и Фейт, мягкие губы прихожанки припадают к устам Отца. Каждый из них видит это: как на мгновение на её коже загораются замысловатые рисунки, как в центре её лба всплывает месяц, и как из-под закрытых ресниц тоже бьются лучи яркого солнечного света. Она отпрянула, и, словно испаряясь, с кожи мужчины пропадали следы выстрела, пока из отверстия не выпала пуля, а от раны не осталось и шрама.
- Ему нужно немного поспать, - шепчет она, рукой проводя по лицу пастора, - Процесс быстрый, но сам организм еще ничего не осознал.
[И] поднимает взгляд, понимая, что может её ждать, после случившегося. Первые очнулись Джон и Фейт, быстро раздавая приказы, они транспортировали старшего брата в свои покои, пока Джейкоб сидел рядом с [ф] где-то в близи их поселения, в поле засаженным какой-то культурой. Они почти всё время молчали, лишь изредка направляя друг на друга многозначительные взгляды, от которых юная девушка смущенно отворачивалась, в сотый раз проклиная румянец, каждый раз такой явный.

­­


Джозеф Сид: Пробуждение дается ему тяжело, просто из-за того, что ему не хотелось бы просыпаться. Отец пребывал в дреме несколько долгих часов, в котором ему виделась ты. Твое обеспокоенное лицо, наполненные слезами глаза, и мягкость губ, словно прикосновение розовых лепестков. Сид-старший просыпается с трудом, но стоило ему подняться с постели, как он вдохновлено мечется среди окруживших его прихожан, в поисках тебя.
Он окрылен. Любовь завладела им и противостоять ей он не в силах. Да и есть ли у него желание с этим бороться? Мужчина готов тебя боготворить, лишь бы ты удостоила его быть рядом, чтобы он мог касаться тебя там, где другие не могут, и чтобы это прикосновение нежных губ было только его. Он находит тебя, запыхавшуюся, только-только прибежавшую с полей, и замечает, как следом прибегает Джейкоб. Они обмениваются взглядами, и Джозеф всё понимает. Он зол, скорее на брата, чем на тебя. Человек, который отвечает взаимностью, не выглядел настолько... разбито.
- Позволь войти, - он стучится в дверь твоего дома только после того, как уже перешагнул порог.
Ты резко разворачиваешься к мужчине лицом, заплаканная и беспомощная, не способная и слова вымолвить, убегаешь в соседнюю комнату, но Сид без проблем успевает нагнать тебя, воспрепятствовав закрытию двери. Мужчина пытается открыть дверь, но сталкивается с сопротивлением. Ты не можешь и рта раскрыть, лишь роняешь слезы и машешь головой в знак протеста. В итоге он просто заходит, запирая за собой дверь. Отступаешь в угол комнаты, и лишь потом понимаешь, какой это глупый шаг, ведь оказываешься в западне, снова.
- Что случилось? - он расставляет руки по обе стороны от твоей головы, склоняет голову ближе к твоему лицу, молчишь, - [и], не молчи, умоляю.
Его грубая ладонь опускается на твою шейку, из груди вырывается всхлип.
- Я запуталась. Не знаю, что мне делать, - бормочешь ты, пряча от Отца взгляд.
- Дитя, - его лицо еще ближе, губы касаются твоих, Джозеф едва держится, - На всё воля Божья.
- Нет, не нужно. Я ведь.. не достойна, - кладешь ладошки на его губы, вновь препятствуя.
Проблема в том, что Джозефу всё равно. Он не обижен на тебя, и не таит обиду на Джейкоба, чтобы он не сделал, ведь сам просто одержим тобой. Эта любовь делает из него фанатика, ему хочется знать твой вкус, ему хочется чтобы ты принадлежала только ему. И ради этого он готов поддаться похоти, греху как таковой, лишь бы с тобой. Его руки обвиваются вокруг девичьей талии, а губы собирают жемчужины слезинок. В его руках как тепло и спокойно, что неосознанно льнешь в ответ, опуская голову на его грудь. Сид улыбается, немного безумно, но ведь все влюбленные отчасти безумцы, верно?
- Любовь моя, - шепчет он, поглаживая мягкие волосы на твоей голове, - Я защищу тебя от чего угодно, будь уверенна.

Джейкоб Сид: Вы сидели в том поле очень долго. Он в который раз впивается в твое лицо взглядом, и стоит тебе отвести взгляд, как его сердце снова пропускает удар от такого жеста. Сид ждет, долго, когда же ты начнешь говорить, но молчание затягивалось. Он внимательно смотрит, как твои руки нервно рвут маленькие травинки, пока на коже не появляется красная полоска пореза. Кладешь палец в рот, и когда боль отступает, вынимаешь уже нераненный пальчик. Рыжеволосый невнятно рычит, за секунду до того, как повалить тебя на траву и примоститься сверху. Он молчит. Наблюдает, как зверь. Тебе уже не кажется затея пойти с ним сюда верной, словно он мог бы причинить тебе вред, но это не так. Если бы только твой дар был не исцелением, а чтением мыслей, то ты бы знала, как его волнует одно твое присутствие. Сердце бьется в бешеном ритме, и ему хочется сжимать хрупкое девичье тело в своих руках, поддаться тому возбуждению, которое накатывает на него волной.
- И как давно ты так умеешь? - его лицо совсем близко к твоему и дыхание ощущается на коже.
- С рождения, - лепечешь ты, не зная, куда деть взгляд.
Ладонь Джозефа накрывает затылок, зная Сида достаточно давно, начинаешь паниковать, особенно когда его лицо выглядит столь хмурым. Хочешь откатиться в сторону, тогда мужчина поддается вперед, запечатляя на столь желанных губах глубокий поцелуй. Джейкоб целует жадно и мокро, от чего ноги становятся ватными, как и руки. Пытаешься его оттолкнуть, но он отстраняется сам, когда воздух в его легких кончается. Шрамы на его лице, с болью, но потихоньку начали сходить. Отдышавшись, пытаешься вскочить с места, лишь бы убежать.
- Стой, пожалуйста, не убегай от меня, - он наваливается всем телом, касаясь носом кончика твоего, - Не бойся меня.
Он говорит это так нежно, что в груди ноет, а глаза слезятся. Устойчивое чувство, словно ты предаешь кого-то, но рыжеволосый словно не обращает внимание на происходящее. Он вновь припадает губами к твоим, и на этот раз ты подмечаешь, насколько они у него горячие и немного потрескавшиеся. Сквозь пелену слез слышишь его иступленное бормотание, и теплое, почти горячее дыхание прямо у ушка.

Джон Сид: Его влюбленность не такая сильная, как у братьев. Сид-младший относиться к тебе скорее как к подруге, или даже младшей сестренке. Нередко составляли друг другу компанию, как собеседники, и оставались довольными. Души в тебе ни чает и был немного огорчен, когда ты проявила свои силы. Сокрытие ТАКОГО казалось ему предательством, но потом он поостыл, по большому счету благодаря Джейкобу и Джозефу. Со временем вы снова нашли общий язык, и ты была безмерно счастлива посещать его территорию и иногда задерживаться с Джоном за чашечкой какого-нибудь чая или кофе. Очень дорожите друг дружкой, что безмерно нравится и его братьям, ведь когди их нет рядом, Джон может тебя защитить.

Фейт Сид: У вас натянутые отношения, а особенно после того, как Отец и братья узнали о твоем даре. Всё это время ты отодвигала её на второй план одним своим существованием, а теперь и вовсе заставила позабыть. Практически все мужчины семьи Сид были покорены тобой, и Фейт не понимала такого помешательства, сначала думая, что ты ведьма. Но никто из прихожан, и помощник шерифа никак не реагировали на тебя, кроме как на врага, или просто как помеху. Не раз думала о подставе, понимая, что Джозеф, хоть и любит тебя, не факт, что простит всё что угодно. Но ничего так и не предприняла. Немного оттаивает благодаря твоему заботливому отношению к ней, находиться где-то между, разрываемая противоречиями.

Помощник шерифа: Ты чувствуешь в нем силу. Более могущественную, чем твоя собственная, от того пугающую. Он несет разрушение, и ты боишься за свою семью, понимая, что именно она - цель его жатвы. Для себя ты уже решила - чтобы не произошло, отдашь жизнь за Отца, за друзей и за других прихожан. Ждешь его прихода,в едь точно знаешь, что этот безымянный парень совсем скоро придет за Джозефом, и никакой пощады быть не может.

Илай: Знает о тебе немного, но был, мягко говоря удивлен, когда ты спасла его, прикрыв от взгляда Джейкоба, на одной из вылазок повстанцев. Тебе не хотелось кровопролития, а Илаю тогда просто повезло. Отнесся он, естественно, с подозрением, по позже понял, что сделала ты это не только из-за жалости к старику, но и потому, что убийство, как ни как, грех.

Стейси Пратт: Нередко видел тебя на территории Джейкоба, и в непосредственной близости с рыжеволосым. Замечал долгие и томные взгляды вояки на тебе, хрупком цветочке, как рассуждал Пратт. Безмерно благодарен за мази и настойки, которыми ты его лечила. Не знает, но в тех настойках было немного твоей слюны в составе, от чего его ушибы и раны затягивались намного быстрее, чем должны были бы от такой настойки. Первое время пребывания тут жутко боялся всего, а после думал, что уж невиннее людей просто нет, и возможно ты и не человек вовсе. Был свидетелем "чуда", после чего все его теории лишь подкрепились. Начал подозревать, что ты что-то магическое подкладываешь в свои детища.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-525.html

Категории: Far Cry 5
Тест: Её дар five З А М О Р О З К А music: yoko kanno - von Она едва... Белый снег холодный сон 02:45:16
­Тест: Её дар [Multifandom]
five


­­­­


­­

З А М О Р О З К А
music: yoko kanno - von



­­


Она едва помнила, когда впервые под её пальцами образовалась корочка льда, но отчетливо помнит восхищенные взгляды родителей, которых природа не наделила никакими силами. Мама и папа [и] чувствовали себя обязанными выучить девочку как следует, и им удалось привить ей ту прилежность, не свойственную самим. Родители считали, что их девочка счастлива, настолько, насколько это возможно, но это было не совсем так.
Почему-то других отталкивала [ф], возможно из-за холода, витающего вокруг девушки. И её, еще детский мозг не мог понять причину, порой доводя девочку до состояния полной истерики. Но потом становилось привычнее: сидеть на обеде одной, не разговаривать почти ни с кем, быть изгоем в классе. Её никогда не травили, словно в школе у всех было безмолвное соглашение между собой - не заводить дружбу с [и]!
Поступление в университет сулило много нового, и девушке казалось, что не будет ничего лучше этого времени, но и тут всё оказалось точно таким же. И [ф] просто закрылась, не желая в ответ что-либо делать, она решила, что выход из этого - заморозить свои чувства, чтобы больше не было боли. Родители получали всё то тепло, скапливаемое дочерью во время обучения в полицейской академии. [И] казалось, что так будет всегда, пока не устроилась работать в полицейский департамент родного Детройта.

- Эй, [и], прекрасно выглядишь сегодня, - усмехается Гевин, внимание которого очень скоро надоело девушке, - Ты как обычно.
Детектив, вечно язвящий и небритый, вальяжно подошел к рабочему месту юного детектива, его пальцы едва коснулись её волос, выуживая из прядей большое гусиное перо. Лицо девушки мгновенно краснеет, на что Рид громогласно смеется, удаляясь к кофе-машинке. Непривыкшая к повышенному вниманию, ей было сложно адаптироваться на новом месте, а особенно подстраиваться под других людей.
Рид не проявлял к ней агрессии, да и насмешки его были скорее жестом умиления, что выстроило о нем достаточно хорошее впечатление. [И] на своей шкуре знала, насколько вредным и злым может быть мужчина, но так или иначе нельзя было назвать его плохим человеком. У каждого из нас свои проблемы, и Рид не исключение.
- Стажер [и], - хриплый голос раздался за спиной девушки, ей показалось, что воздух вокруг накалился, - Тебя приставили ко мне, как помощника. Будешь тут просиживать штаны или за моим столом?
Девушка немедленно развернулась на стуле. Лейтенант Андерсон, только завидев сияющее лицо [ф] невольно закатил глаза, понимая, насколько ему повезло.
- Мистер Андерсон! Во-первых: я уже не стажер! - подскочила с места девчушка, обрадованная такой новостью, - А во-вторых: конечно же я буду выезжать с вами на дела.
- Вот ты... - усмехается Хэнк, скрещивая руки на груди, - так и знал, что не откажешься.
Было бы странно, если бы [ф] отказалась. После практики под предводительством Гевина было сложно смириться с работой в душном офисе. Девушке хотелось динамики в происходящем вокруг. И Хэнк сейчас был как раз кстати.
- Только не садись в мою машину с едой! - ворчит мужчина, когда они уже двигаются навстречу выходу из департамента.
- Ахаха, в таком случае мы можем ездить на моей, у меня страховка открытая! - смеется [и], замечая заинтересованность на лице напарника.

Коннор не помнил тот момент совсем, словно кто-то влез в его голову, удалив мгновение в его памяти. Единственное, что он отчетливо понимал - [и] сковала его руки льдом, лишь бы он не выстрелил, и ошарашенный, даже испуганный взгляд Хэнка. А взгляд девушки был почти отстраненным, что оставляла какую-то обиду в механическом сердце.
- Коннор, я уберу лед, если обещаешь не стрелять, - карие глаза андроида взглянули на двух девушек, вот-вот готовых рвануть прочь.
Молчание затянулось и тогда [ф] просто махнула рукой андроидам и они убежали прочь, в глубь шумного Детройта. Её холодный взгляд вновь обратился к rk800. Брюнет тщетно ищет в голове вопросы, но осознает, что знает на любой из них ответ. Его руки опускается, и тогда лед опускается на асфальт талой водой. Девушка молчит, не зная, с чего начать. Теперь она понимала свое одиночество, понимала, почему дети и подростки её боялись - они чувствовали. [И] отступает назад, хочется убежать. На её лице слишком явное разочарование и обида, она даже не замечает, как её глаза заполняются слезами, пока не оказывается в теплых и крепких объятьях Хэнка. Лишь тогда приходит чувство защищенности, лейтенант сильнее сжимает девушку в своих руках, чувствуя, как всё её тело дрожит.

­­


Хэнк Андерсон: Хэнк крайне удивлен. Подобный инцидент почти забылся, затонул где-то на дне стакана с выпивкой, но то, что он увидел тогда в подворотне словно отрезвили его. Мужчина видел в лице юной полицейской собственного сына, который точно так же имел несвойственный людям дар, который, возможно, сделал бы его открытием. И Андерсону было удивительно, и в тоже время ясно, почему [ф] не раскрывалась всё это время. Её замкнутость в первые дни работы он заметил, и видел в её холодном взгляде себя самого несколько лет назад.
Сейчас, наблюдая за тем, как она сидела на полу в его доме, и жалась боком к Сумо, Хэнк понимал, насколько [и] еще ребенок, напуганный и неопытный. Её лицо было напряжено даже сейчас, когда она дремала, укутываясь в тонкий голубой плед, предоставленный детективом. Андерсон почувствовал забытое некогда желание заботиться.
- "Глупая [и]", - с улыбкой думает лейтенант, заваривая чашку кофе, под пристальным взглядом rk800, - Ты же не будешь спать на полу?
- Не буду, - слабо бурчит девчушка, едва слыша сквозь дрему приближающиеся шаги лейтенанта, - Я не сплю.
- Я вижу, - от хриплого голоса Хэнка по коже идут мурашки, и [и] всё же разлепляет глаза, - Хэнк, спасибо за заботу.
Её сонные глаза горят теплотой и чем-то таким обжигающем, что в ответ на лице Андерсона вспыхивает румянец. Он молча смотрит в глаза [ф], не зная, как действовать дальше. Её хрупкая ладошка опускается на его щеку, и детектив чувствует приятную прохладу. Хэнк хочет забурчать, но [и] тактично вздыхает, отрезая мужчине все пути отступления. Он не знал, подействовали ли на неё так объятья в той подворотне, но девушка всегда относилась к нему с особым вниманием.
Эта мысль сбивает его с толку, а потом он понимает, что это началось, ни дать ни взять, совсем скоро после того, как её приставили к Андерсону. Он замечает смущение в её взгляде, и улыбается собственным выводам.
- Глупая [и], - выдыхает детектив, склоняя голову к её ладони, - ну зачем тебе такой старикан?
- Хэнк, пожалуйста, дай мне шанс.
- Ты ведь понимаешь, что это безумие?

Коннор: Андроид старался сохранить свое самообладание, боясь стать тем же, за кем и вел охоту. Но [и]. Она всё разрушила, подарив Коннору нервную дрожь, поток хаотичных мыслей и странное чувство, трепещущее в синтетическом сердце. Иногда rk800 казалось, что именно эта девушка и есть тот самый rA9, о котором талдычили все эти безумные роботы. Но в таком случае, теперь он тоже безумен, ведь вся его программа забита её именем. И Коннору не хотелось брать её на задания, потому, что вдруг она пострадает. А потом...
Потом его искусственная кожа покрылась коркой льда, не давая спустить курок, и он увидел в столь притягательных глазах искреннее раскаяние за это. И андроид понял, что совсем ничего не знает о девушке, которая так сильно волнует его программу. Коннор сидит на диванчике, в гостинной Хэнка, не отрывая взгляда от [ф]. Андерсон, плюхнувшись рядом, понимающе смотрит на андроида.

Гевин Рид: Полицейский проявляет к [и] скорее братские чувства. Поначалу был в бешенстве, когда узнал о том, что к нему приставили какую-то, как он выразился, мелочь. Первую неделю с ним было сложно, то не предупредит о выезде, то пошлет за пончиками в самый ответственный момент, а то и вообще оставит в офисе отчеты строчить. Но нужно отдать ему должное, это дало свои плоды: [и] точно знала, как делаются отчеты и никогда больше не ставила телефон на режим "конференции". К Риду относиться так же тепло, нередко помогая тому с бумагами или просто составляя компанию за обедом. Наверное, не появись в её жизни лейтенант Андерсон, Гевин мог бы на что-то рассчитывать, но нужно ли ему это, тем более, когда он сам точит зуб на подругу [ф].

Кара: С того инцидента прошло немного времени и [и] дали вести расследование связанное с андроидом модели ax400. Было нелегко найти её, тем более, когда по всему Детройту ходят андроиды с идентичным лицом. Геолокация в теле андроида не работала, и это существенно осложняло задачу. Так или иначе [и] нашла её, и Алису, и Лютера, и как бы не был силен третий, он едва мог двигаться в глыбе льда, сковывающей всё его тело. Кара бежала что есть сил, в надежде спасти от утилизации хотя бы Алису. Робот помнит тот животный страх, что сковал её, стоило ей заметить силуэт за спиной, помнила, как дрожала от холода ручка Алисы, цепляющаяся за неё.
[И] зажала их в угол, но только тогда вдруг замедлила свое движение, не торопясь атаковать. И поначалу Кэра не понимала этого, пока в голове юной полицейской роились мысли, заложенные Хэнком.
- "Вдруг они в заправду живые?" - звучит мужской голос в голове.
- Вам лучше идти по параллельной улице, тогда вас не заметят, - едва отдышавшись проговаривает девушка, бегло смотря на испуганную маленькую девочку.
Кара без слов уходит, но в её искусственных глазах [и] видит очевидную благодарность. Когда андроиды скрываются из виду, девушка опускается на мокрый асфальт, не понимая, почему вдруг поверила в слова Андерсона, и что ей говорить Фаулеру.

Лютер и Алиса: Алиса напугана, тут ничего не скажешь, но она не видела в [и] плохого человека, ровно как и Лютер. Он понимал, что ты могла просто пальнуть в него, но не стала этого делать. Когда Кара и Алиса бежали в его сторону, он уже был на пол пути к ним, ведь лед, сковывающий его, вдруг сошел водой.

Карл Манфред: Родители [и] фанаты картин Карла и у вас в доме их не мало. Лично с ним девушка не знакома, но вы однажды они виделись на одной из его выставок, когда [ф] просила у него автограф для своих мамы и папы. Карл показался человеком загадочным, и нельзя было сказать, добрый он или злой, но организованное мероприятие его явно раздражало.

Маркус: Тогда, на выставке, была их первая встреча, и он был удивлен увидев знакомое человеческое лицо в Иерихоне, вместе с Коннором. Но в отличии от rk800 [и] не преследовала цели истребить их, напротив - защитить. Андроиду-детективу уже порядком надоедала, что его тело покрывается льдом, но ничего не мог сделать с
своевольностью и добротой [ф]. Лидер восстания не знает с чего начать разговор, тогда полицейская начинает за него:
- Как ваш отец? - её губы изгибаются в улыбке, она понимает абсурдность ситуации, но всё равно не могла не спросить, - Тебе нужно спасать свой народ.
- Почему ты нам помогаешь? - теперь уже не удержался Маркус, - В чем подвох?
[И] осталось лишь усмехнуться на вопросы андроида. Его так интересовало почему же она помогает им, а девушка понимала, что не может дать честного ответа, иначе она может кинуть подозрения на одного из них.

Саймон: Собственно, вот и причина. Некогда саймон принадлежал родителям [и]. Красивый и нежный, иногда андроид действительно казался им живым, и родители девушки относились к нему, как к члену семьи. И [и] всегда относилась к нему с заботой и благодарностью за то, что он так заботиться о их семье. Но это порадило девиацию в его программе, он слишком много волновался за девушку, когда она училась, и остро делал это, когда она стала полицейской. В один из дней глава семейства [ф] просто отпустил его, понимая, что андроиду нужна свобода, чтобы обрести ответы на свои вопросы.
И Саймон был счастлив видеть её тут, что она в порядке и не боится собственную тень.
- Я рад тебя видеть, [и], - едва улыбаясь говорит андроид, и тогда девушка подбегает к нему, обнимая крепко-крепко.
- Не представляешь, как иногда тебя не хватает, Саймон, - чуть всхлипывает она, - Хорошо, что ты в порядке.
Слышится скрежет металла и частые шаги. Девчушка замораживает одну из дверей и они с андроидом несутся прочь, разбегаясь по разным сторонам корабля. Светловолосый на мгновение закрывает глаза и просит юную хозяйку быть осторожнее, чтобы потом, когда всё кончиться, он мог вы вернуться к ней домой, туда, где его всегда ждут и любят.

Норт: Вступила с [и] в бой, стоило ей осознать, что та человек. На самом деле убила бы детектива, если бы та не вступила с роботом в бой и в итоге чуть не проткнула Норт ледяным копьем от злости. [и] сильно не понравилась андроид, а Норт ненавидит девушку просто потому, что та человек.

Ральф: После окончания революции это странное чудо поселилось в доме родителей [ф], поначалу девушке было страшно оставлять его рядом с родными, но позже остыла, даже проникнувшись этим причудливым андроидом. Безмерно благодарна ему за все попытки шутить и разрядить обстановку, когда Хэнк впервые появился в гостях у семьи [и]. Её родители, естественно, были не особо довольны второй половинкой своего чада, но благодаря Ральфу все казалось не настолько плачевно.

Элайджа Камски: Знает о существовании [и] благодаря сведениям Коннора, ему интересно заполучить её для исследований. Его не волнует её семья и близкие, чисто научный интерес.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-525.html

Категории: Detroit:Become Human
Тест: Её дар three С Т А Т И Ч Е С К О Е Э Л Е К Т Р И Ч Е С Т В О... Белый снег холодный сон 02:37:19
­Тест: Её дар [Multifandom]
three


­­­­

­­

С Т А Т И Ч Е С К О Е
Э Л Е К Т Р И Ч Е С Т В О
music: hammok - on



­­


{censored} прокручивал этот момент в голове, кажется, постоянно. Ощущения электрического укуса на его коже, когда он едва коснулся кисти рук [и], и её испуганный и обеспокоенный взгляд, словно юноша дотронулся до оголенного провода.
- Прости, Сану, я не хотела, - девушка виновато улыбается, пряча руки в большие рукава вязанного свитера, а затем и вовсе пряча их под столом.
Кореец не понимает почему она это делает, но в ответ добродушно улыбается, скорее по привычке. Ему хочется что-то спросить, но нервность [ф] повысилась настолько, что О понимал - сейчас это просто бесполезно. И хоть это и было странно, не стал придавать этому значение.
В следующий раз это случилось когда он увидел её посреди драки. [и] с храбростью тигра кинулась разнимать однокурсников, дерущихся из-за какой-то первокурсницы, тупо стоящей где-то поодаль и с усмешкой наблюдая, как два идиота разбивают руки в кровь за неё. Оба юноши разошлись по разным углам, когда одного из них сильно приложило статическим электричеством от волос [ф]. Сану точно помнил, как девичьи локоны приподнялись, насыщенные электрическими разрядами. Но в этот раз её руки не причинили ему никакого вреда.
- Это было опасно, [и], - констатирует Сану, стремительно шагая вместе с [и] вниз по лестнице, прямиком на улицу.
- Да, но иначе эта бессмысленная драка закончилась бы позже и, возможно, плачевно, - в её голосе он замечает улыбку, она явно гордилась этим поступком, хоть и знала, что корейский менталитет не позволит однокурсникам оценить это по достоинству.
Юноша знал, что даже сейчас, после стольких лет проживания в Корее, ей было тяжело адаптироваться, из-за европейского лица и фамилии, которым не столько завидовали, как сторонились. Девушка не совсем воспринимала местные обычаи, как бы ей не хотелось, и от того она больше нравилась Сану, не прячась за масками наигранной милости. Но и было в ней что-то пугающее, что заставляло жестокого О Сану напрягаться - дерганность [и], для которой, казалось, нет никаких причин.


[ф] стучится в дверь дома однокурсника, опасливо осматриваясь по сторонам, район, в котором проживал О не внушал доверия, от того его долгое отсутствие на занятиях становилось причиной разных мрачных выводов. Пять минут. Десять минут. девушка уже была готова уйти, как замечает меж занавесок первого этажа чей-то заинтересованный взгляд. Хочется испугаться, но осознав, что это не глаза Сану, девушка вновь поднимается к двери, но не стучит. Медленно приблизившись к холодной поверхности, припадает к ней ухом и ладонями, по другую сторону двери до неё дотрагивается Юн Бум и в тот момент его ударяет разряд. Темноволосый громко падает на пол, что-то невнятно пища.
- Ты кто такой? - старается беззлобно говорить [и].
- Я кузен Сану, - раздается дрожащий мальчишеский голос из-за двери, - временно приехал пожить у него.
- Тогда почему сразу не отреагировал на мой стук? - успокоив раздражение в своей груди, спрашивает девушка.
В ответ поступило молчание. [ф] слышит суетливый топот незнакомца, а затем глухой щелчок двери. Было понятно одно - так называемый "кузен" испугался и спрятался где-то в доме. Удрученно выдохнув, девушка уже хочет уйти домой, как на встречу к ней из-за калитки выходит виновник торжества, под руку с совершенно незнакомой для [ф] девушкой. Светловолосый хранит молчание, смотря на девушку не то злобным, не то совершенно безразличным взглядом.
- Меня попросили тебе передать положение к конкурсу, и заодно я хотела поинтересоваться, как твои дела, - тон девушки спокойный, немного радостный.
Странный кузен О Сану, и пропажа того с горизонта, немного нагнетали обстановку, но увидев, что с однокурсником все в порядке [и] впервые за долгое время вспомнила, что они же всё-таки студенты и имеют право иногда не ходить на занятия, полностью отдаваясь своим личным предпочтениям. На бледном лице иностранки всплыла улыбка, на которую юноша не мог не ответить. Он принял из её рук конверт, благодаря за уделенное внимания, и принося извинение за то, что ей пришлось сидеть на крыльце.
Капля за каплей, на улице начинался самый настоящий ливень, пока вода не стала опускаться на землю стеной, через которую едва были видны дома по пути. [И] уже не кажется, что отказываться от чая в доме однокурсника было хорошей идеей. Сильная хватка за локоть привела в испуг, но стоило разглядеть знакомое лицо, развернувшее девушку к себе, [и] облегченно выдыхает. Сану, от дома которого студентка отошла не далеко, любезно пригласил её выпить чего-нибудь теплого, еще раз. На этот раз она согласилась, понимая насколько продрогла, уже порядочно промокнув будучи под дождем всего пару минут. На лице блондина проскользнула улыбка, а теплый взгляд, не предвещал ничего катастрофического.

В доме юноши было холодно, или тело [и] всё таки промерзло. Её вещи сушились в ванной, так заботливо развешанные Юн Бумом, собственно, кузеном однокурсника. Студентка грела руки о стакан с чаем, внимательно наблюдая за тем, как чаинки в воде не двигаются. Сану был готов поклясться, что заметил, как что-то маленькое сверкнуло над водой, и одна чаинка осторожно подплыла к другой, толкая её. Его взгляд встретился с взглядом Юн Бума, как обычно, напуганным, казалось, брюнет тоже это видел. Или это им только показалось?

­­


Джи Ын: Девушка прожигает в тебе дыру, ей не нравится, как Сану смотрит на тебя. И она могла бы не обращать на это внимание, если бы он не делал это так открыто! Её очень задевает такое, но она тешит себя тем, что ты лишь иностранка, к который у Сану чисто животный интерес, не более. Вы проводите в гостях у парней слишком много времени, Джи начинает не выдерживать присутствие тебя и Юн Бума, но пытается стойко терпеть. Её бесит, как ты мило сидишь у окна, в ожидании конца грозы, и подпрыгиваешь каждый раз, когда разряд молнии ударяет где-то вдалеке. Это было бы мило, если бы для Ын ты была подругой.
- Ну и долго ты будешь тут штаны просиживать, не свои, между прочим, - морщась от отвращения, кореянка напоминает тебе, что ты тут, считай, на казенных щах, - Могла бы уже такси вызвать и уехать отсюда. Ты всё свидание портишь.
- А как же Юн Бум? Оставить его тут одного, под твоим злым взором? - пытаешься отшутиться, лишь бы разрядить обстановку.
В грозу ты представляла опасность, и атмосфера действительно была тяжелой, по твоей вине.
- Дрянь! - Джи вскидывает руку, оставляя на твоем лице царапины от её маникюра.
Прибежавший на звук шлепка и крики Джи Ын Сану меняется в лице, когда видит на щеке однокурсницы три достаточно заметные полосы, на краях которых собирались {censored}. Тебе хочется убежать, не только из-з стыда, но и страха.
Страх сделать больно Джи Ын. Но она, совершенно не замечая блондина, хочет схватить тебя за грудки одежды, и это стало фатальной ошибкой.
- Джи Ын, нет! - успеваешь вскрикнуть, но так или иначе кореянка успевает схватить тебя за волосы, и господи, пускай бы она лучше схватилась за одежду!
Её тело содрогнулась, получив внушительный разряд собравшегося на твоем теле электричества. Его всегда было много в дождливую погоду, по большей части это было обусловлено страхом перед раскатами грома и молнии. Смотришь, как дымка выходит из-под приоткрытых губ девушки, и приходишь в неописуемый ужас, когда она падает замертво.
Люди еще никогда не умирали из-за твоей особенности, лишь получали боль, но оставались в живых...

Юн Бум: Боится тебя. До произошедшего вот только что, считал обычной девушкой, совершенно не понимающей какого это - быть Юн Бумом. Сейчас же просто в ужасе, в его сознании, кажется, крепко засело представление о тебе, как о каком-то демоне с сверхчеловеческими способностями. Был готов броситься на амбразуру за Сану, пока тот не остановил глупый порыв брюнета, ведь ты.. напугана еще больше.

О Сану: Внимательно изучает эмоции на твоем лице, стараясь разглядеть в них подвох, но находит только испуг, по-настоящему детский и такой умилительный для него. Если бы только он не был влюблен в тебя, то скорее всего в живых не было ни тебя, ни Джи Ын. Блондин спокойно переступает через тело кореянки, пытаясь подобраться ближе к тебе, но испуг не дает тебе надежду на то, что сейчас такого же не произойдет. Убегаешь от него в другой угол комнаты, затем в следующий, пока О не осознает, что открыл для тебя путь к побегу. Но ты не убегаешь, не можешь убежать, оставив ни в чем неповинных людей с телом Джи Ын. Ведь это только твоя вина. Опускаешься на пол, сжимаясь в один комок. Сану отчетливо слышит, как пытаешься подавить всхлип, но едва это получается.
Кореец опускается рядом с тобой на пол, дотрагивается рукой до хрупкого плеча, а затем медленно поднимает кисть руки к волосам, которые теперь не были наэлектризованы совсем.
- [И], - его теплый шепот над ухом заставляет поднять взгляд, он не видит слез, один лишь только вопрос.
Что. Делать. Дальше.
- Нужно спрятать тело, - констатирует блондин.
- Нет, ты должен позвонить в полицию, - подрываешься ты, обеспокоенная такой безмятежностью однокурсника, - Я серьезно, у тебя могут быть проблемы, тебе нужно меня сдать. Сану?
Его взгляд выглядит затуманенным, но счастливым. Он рисует в голове картину того, как стоит за твоей спиной, как учит тебя правильно разрезать тело, дабы потом без труда упаковать или спрятать куда-нибудь труп. Он уже уверен, что ты станешь идеальным напарником для него, и не нужно ничего скрывать от тебя, когда вы будете встречаться. Точнее, вы уже встречаетесь.
- Сану? - он чувствует осторожное прикосновение холодных пальцев к своей руке, и резко хватает твою кисть.
Он улыбается не по человечески дико.
- Я не отдам тебя копам, милая [и], о нет! Даже не думай так легко отделаться от меня теперь.
Его влажные и горячие губы накрывают твои, вынуждая отвечать на столь развратный поцелуй. Сану отстраняется, и от твоих губ, до его языка идет прозрачная ниточка слюны, это так возбуждает его. Юноша в одночасье получил всё, что хотел. Убил Джи Ын, нрав которой приводил его в бешенство, и заполучил тебя. И теперь уже не важно, за ты или против. Вновь льнет, пытаешься возразить, но он лишь обхватывает твое лицо ладонями, соединяя ваши губы вновь.
Юн Бум слышит сквозь дверь комнаты суету, твой ослабший голос и голос Сану. И кое-что еще: причмокивание, грязное и пошлое. Всё это происходило прямо за дверью в комнату, на втором этаже, докуда девушка успела добежать. Через замочную скважину Бум наблюдает, как жадно припадает ЕГО Сану к твоей коже шеи, почти кусая её. И как его руки бесстыдно блуждают под собственной худи, одолженной тебе. И девичье лицо, всё красное и тревожное, не совсем согласное с происходящим, но уже вот-вот готовое сломаться.


Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-525.html

Категории: Убить сталкера
Тест: Её дар two Б Е С П Л О Т Н О С Т Ь music: hanz zimmer - time Для... Белый снег холодный сон 02:36:14
­Тест: Её дар [Multifandom]
two


­­­­

­­

Б Е С П Л О Т Н О С Т Ь
music: hanz zimmer - time



­­


Для [и] [ф] всё началось тут, в лечебнице Маунт-Мэссив. Её мама и папа не хотели известности, считая дар дочери демоническим проклятьем. Им было выгодно отдать её сюда, в глушь, которая сама заплатит им денег за такой экземпляр. И воспоминания девочки подростка, о беззаботном детстве, переросли в воспоминания о сером здании психбольницы: о стенах, о криках, о врачах и прочем персонале. [И] держали взаперти, не давая общаться с другими пациентами, первое время она пыталась бежать, пока умные доктора не шали материал, который девочке было не преодолеть. Так и проходили её будни - пробуждение, процедуры, сон, между которыми она могла лишь смотреть на других больных. Для неё всё было из специального материала, даже одежда, сдерживающая особенности дара. Однако, после нескольких попыток сбежать и жестких наказаний после, она уже не так смело обращалась в призрака, поддавшись животному страху. Одна из медсестер была для неё отдушиной. Милая и приветливая девушка, временно переведенная работать в Маунт-Мэссив, она всегда помогала [и], и чаще выводила её на прогулку, заплетая её волосы в французские косы, и вплетая в них маленькие невзрачные цветочки, растущие на скудном, практически стоптанном газоне.

Крик сирены, громогласный и устрашающий кричал около полутора часа, прежде чем раздраженные пациенты вырубили его.
Напуганная донельзя [и] лишь спустя пару часов отваживается выбраться из убежища, осторожно вытаскивая из-под подушки ключ от собственной камеры, так любезно предоставленный той самой медсестрой. Её тело обнаружилось почти сразу же, стоило [ф] отпереть тяжелую металлическую дверь. Изувеченное тело девушки лежало перед ней, с переломанными конечностями и разодранным до мяса лицом. Рвотный позыв заглушается истерикой. Девушка почти проваливается в небытие, но чужие руки, измазанные в крови, разворачивают её к себе. Обезображенное лицо пациента совсем рядом, а сам он немедленно рвет светлую одежду [и]. Девушка не рада оставаться в неглиже перед незнакомцем, но теперь он едва мог коснуться её, не пройдя насквозь. Покрутившись перед зеркалом, [и] срочно требовалось хотя какая-нибудь одежда, и она нашла её в кабинете, табличка которого гласила "прачечная". Какие-то мешковатые шорты идеального белого цвета немного сваливались с неё даже будучи максимально затянуты веревочками. С верхней одеждой все оказалось намного скуднее, и в тот момент [и] впервые обрадовалась своим длинным волосам. Расплетая косички, девушка прикрывала грудь густыми прядями, что выглядело не очень эстетично, как ей казалось, и совсем пошло, но выхода не было.

­­


Майлз Апшер: Вы пересекались с ним, но лишь единожды, когда Майлз в очередной раз убегал от Уокера. Вы любезно подсказали ему дорогу, а он в свою очередь обещал найти причину того, почему вы не можете выбраться из состояния "Бесплотности" и покинуть Маунт-Мэссив. К сожалению у него совсем это не получилось, ведь тогда он был слишком близок к спасению, и рисковать он не мог. К сожалению для него, так или иначе, всё оказалось кончено, но после вы встретитесь еще раз, и теперь уже станете спутниками надолго.

Вейлон Парк: О таком экспонате, как вы, Вейлон слышал несколько раз, но не особо верил в существование у вас дара, но точно знал, что как человек [и] [ф] существует. При нем вас фотографировали на досье, и он же заносил данные ваших анализов в документ. Позже вы встретились на территории Френка Манеры, с которым ты помогла мужчине справится. Знаешь о том, что дома его ждет любящая семья, поэтому всеми силами старалась помогать. Однако, когда твое присутствие стало быть опасным для Вейлона - предпочла уйти, мысленно не оставляя его. О вас имеет приятное представление, увидев дар воочию уже был не так удивлен, особенно после встречи с Волрайдером. Хотел бы вам помочь, но понимает, что в том мире ничего дать не может, а уж тем более сделать вас вновь равноправным гражданином.
- Меня никто там не ждет, Вейлон, - на прощание говоришь ты, тепло улыбаясь, - Но тебе есть куда возвращаться, поэтому борись до последнего.

Ричард Трагер: Твое существование от него тщательно скрывалось, но в конечном итоге он всё равно узнал, ведь его пациенты становятся так болтливы, когда испытывают боль. Ты же о нем вообще ничего не знала до момента встречи, когда вокруг разруха и паника. Оказался полностью очарован юной душой и телом, из-за чего отвязаться от Трагера оказалось тяжелее, чем хотелось бы. Всё дошло до точки кипения, когда он, прочитав твое досье, заковал хрупкие руки в наручники из нужного материала, с которой ты и через стены не могла проходить.
- Вот пташка и в моей клетке, - с напевом бубнит он, затачивая секатор, - Как же тебе повезло [и], тут тебя нииииикто не тронет.
Его слова и действия совсем расходятся с тем, что он делает, в какой-то момент становиться так больно, что тебе хочется уже поскорее умереть. Тогда вмешивается Волридер, почувствовавший схожие с собственной аурой волны. И как бы страшно и больно не было, идешь за призраком, лишь бы подальше от проклятого доктора.

Крис Уокер: Отчасти в его гибели была виновата ты. Волридер не столько защищал Апшера, сколько мстил за причиненный вред тебе, так или иначе, Уокер поплатился, но дух не считает нужным говорить тебе об этом.

Френк Манера: Хотел бы попробовать, как он сам выразился, "волшебного мяса". Но на твое счастье подоспевший вовремя Вейлон помог тебе расправится с Манерой.

Эдди Глускин: Боишься его, даже ненавидишь из-за того, насколько он жесток. Ты пыталась помочь Вейлону сбежать, отвлекая внимание маньяка на себя, но когда силы иссякли и бесплотность перестала работать тебе стало не до шуток. Если бы не Волрайдер, то Глускин, скорее всего убил бы тебя, перед этим изнасиловав. К сожалению, его безумный взгляд до сих пор преследует тебя во снах, как бы ты не пыталась пережить случившееся.

Волрайдер: Он был причиной тому, что ты не могла покинуть стены Маунт-Мэссив, существо не хотел отпускать тебя, чувствуя между вами какую-то связь, и от части это было из-за того, что ты была точно такой же - бесплотным духом, хоть и частично. Он не собирался тебя отпускать, просто потому, что хотел видеть рядом кого-то похожего, и хоть он оставался безмолвным, по его действиям всё было и так понятно. Ты сильно боялась его, а Волрайдер одной силой мысли не давал тебе далеко отойти от него. Это казалось тебе концом своего "долго и счастливо", пока ты не осознала, что не являешься жертвой, лишь отдушина для одинокого существа. Сдвиг в вашем взаимоотношении начался после того, как вы сбежали и обосновались где-то в глуши, когда твое сердце вдруг оттаяло для него.
Ты просыпалась, и он был рядом, наблюдая, ты отправлялась с ним в город, почти как на выла